Эротические рассказы

на сайте более 34 000 рассказов

Её дневник. Часть 1

Эта история началась также внезапно, как гроза в ясную безоблачную летнюю погоду. Именно первого апреля, в день дурака, или день смеха, произошло событие, которое перевернуло с ног на голову две жизни, сплетя их воедино.

Не смотря на раннее утро, начало рабочего дня и приближавшийся долгожданный конец рабочей недели, Никита чувствовал себя хуже некуда. Хорошо развитая турником и гантелями спина скрутилась в три погибели. Блестевшие чёрные глаза были потухшими и сонными. Всегда ясная и умная голова сейчас соображала из ряда вон плохо. Постоянный недосып, недоест и недопит, а ещё недорасслаб и недотрах. Короче вот чем оборачивается руководящая должность хорошего директора. Парень открыл почту. Глубоко вздохнул. Так. Спам, это тоже, это бутик модных сумочек, модных маечек и прочей ерунды.

В дверь постучали. Несколько мгновений царила тишина. Никита не сразу понял, что надо ответить.

— Да, входите! — крикнул, скорее даже прокаркал уставший голос.

Дверь из красивого резного дерева открылась. В кабинет вошла секретарша. Виолетта представляла собой сногсшибательную молодую особу, наделённую хорошей физической красотой, умело подчёркнутой косметикой, тщательно, гармонично и скрупулёзно оформленной в не дешёвую одежду, и старательно поддерживаемую фитнесом. Когда молодой человек впервые увидел тогдашнею секретаршу отца, а теперь уже свою, он просто обомлел. Одно время Никиту так и подмывало спросить у отца, переспал ли он с ней или нет. Лишь воспитание и уважение к родительскому счастью не позволяли задать так интересовавший его вопрос. В прочем, было или не было, это их личное дело. Теперь же, заменив отца, ему это стало не интересно и уже не актуально.

— Никита Александрович, разрешите?

— Ага, заходи, — глаза шефа снова прилипли к монитору. — Мы же вроде договорились, что вне посторонних лиц обращаемся на «ты»? Ты разве забыла?

Крашенная брюнетка заложив руки за спину стояла неподвижно возле двери.

— Нет, что вы! Просто вы мой начальник и я просто...

Взгляд оторвался от экрана.

— Ой, я тебя умоляю! — устало выдохнул её шеф. — Мы с тобой одногодки. Это раз. Я номинально твой босс всего пару месяцев.

— Шесть.

Никита вытаращился на девушку.

— Что шесть?

— Уже шесть месяцев, как вы мой начальник, — объяснила Виолетта.

— Как? Уже полгода?

Кивок красивой головы в ответ. Никита опять устало вздохнул.

— Чёрт! Как же быстро летит время... Хотя мне казалось... В прочем, не важно. Ты по делу?

— Ой, да. Простите. Я вас долго отвлекать не буду. Хотела спросить, как поживает Александр Евгеньевич?

Парень указал рукой на один из стульев, стоявших за красивым, массивным столом.

— Ты присаживайся. А то я начинаю чувствовать себя неловко, когда передо мною стоит девушка, а я в это время сижу.

Виолетта медленно подошла к самому ближнему от себя стулу, простучав шпильками по полу, и отодвинув его, села за стол.

— Погоди секунду...

Никита открыл очередное входящее письмо. Хм, без названия. Отправитель какой-то странный. На секунду прервавшись, Никита ответил секретарше:

— Уже гораздо лучше. Вернулся из Израиля. Ты ж в курсе, что его однокурсник там ведущий специалист в области кардиохирургии. Так что...

Взгляд невольно обратился на открытое электронное письмо.

«Юля, блядь, если ты хоть одной живой душе это покажешь, я тебя сначала сделаю мальчиком, а потом кастрирую».

— Это просто замечательно. Значит, поправляется? Всё уже в прошлом?

— А? А да. Уже всё позади. Хотя сама понимаешь, просто так инфаркт не проходит бесследно. Беречь себя нужно, вот и всё.

— Вы правы, Никита Александрович, и кстати об этом. Я заметила, ну, по долгу службы, — поспешно вставила девушка, слегка покраснев, — что вы очень много работаете и долго неподвижно сидите за компьютером. Я могла бы вам больше помогать. Брать дополнительную работу. Массаж, например, делать. Я очень хорошо делаю массаж.

Никита устало откинулся на спинку кресла, закрыл глаза и начал их тереть.

— Ты права. Я и вправду много работаю.

Кастрация. Кого это там собрались кастрировать? И почему именно через его почту?

— Давайте я немного разомну вам шею и спину? — предложила брюнетка, но тут зазвонил сотовый телефон Никиты.

Он взял в руку телефон и с удивлением отметил, что звонит Кристина.

— Привет красавица. Я тебя внимательно слушаю.

Виолетта потупилась. Затем порывисто встала, пробормотав что-то вроде «я, пожалуй, пойду», задвинула стул и проворно улизнула из кабинета, вновь прогремев своими десятисантиметровыми шпильками.

— Привет братец, — донёсся голос родной сестры, — ты меня должен срочно выручить!

— Прям срочно? Ну говори, там посмотрим.

— Только ты это, пообещай мне, что сделаешь всё так, как я попрошу? О"кей?

— Стоп-стоп-стоп систер! Для начала скажи, что ты от меня хочешь, а там дальше...

— Не-е-ет, — капризно заканючила сестра. — Сначала пообещай!

— Но как я могу тебе пообещать того, чего ещё...

— Пообещай, пообещай, пообещай, пообещай! Ну пожалуйста! Ну что тебе трудно, что ли?

— Ой, всё! Не хныч! И так голова ни черта не соображает. Говори.

— Нет, ты пообещай! — упорствовала младшая кровиночка.

Ещё чуть-чуть, и Никита сам готов завыть.

— Да! Обещаю! Ну?

— Ты мой самый-самый любимый-прелюбимый братишка, — защебетал голосок по ту сторону связи.

— Я не самый-самый, а единственный, — весомо заметил брат. — Или может у тебя ещё кто-то из родственников есть, о ком я не знаю?

— Нет-нет! Ты единственный и неповторимый! Я тебя просто обожаю!

Коронная фраза сестры «я тебя абязаю» была введена ею в оборот ещё с тех пор, как она научилась говорить. С тех пор Никита постоянно её слышал.

Парню невольно вспомнился случай, который уже сейчас вспоминается с улыбкой. Хотя тогда было не до смеха. Как-то раз, на дискотеке, Никита развлекался в кругу своих одногруппников, празднуя днюху товарища. И тут на дискотеке он увидел Кристину, случайно там оказавшуюся. Та, увидев братца, кинулась к нему и повисла на шее. Малолетка была ещё. Однако в свои неполных шестнадцать она выглядела как уже хорошо сформировавшаяся женщина. Потрясающая упругая попка, задорно покачивающаяся из стороны в сторону при ходьбе, идеальная грудь уже полного второго размера, длинные, до талии светлые локоны, и поразительно узкая талия. И надо ж было ей попасться на глаза одному из Никитиных сокурсников! У того аж слюни потекли. Когда Никита вернулся в круг своих товарищей, его сокурсник сказал:

— Вот это ляля! С роду таких не встречал. Интересно, как она сосёт?

Первую секунду у Никиты перехватило дыхание. Тем временем сокурсник продолжал:

— Я много отдал, чтобы распечатать эту сучку. Ох, я бы...

Кулак, влетевший в челюсть хорошо поставленным ударом, выбил сразу два боковых зуба, и прервал тираду молодого человека. Только потом, спустя какое-то время, Никита понял, что ведь парень-то абсолютно не виноват! Это ведь Кристина для него родная сестра, но для других парней она просто красивая девчонка с отличной фигуркой и смазливым личиком. И в целом логично, что парень так отреагировал. Так за что же он тогда врезал сокурснику?

— Так как? Согласен? — голос сестры вернул его в реальный мир.

— Что? Извини, задумался.

— О-о! Повторяю, для тех, кто в танке. Тебе на почту сейчас пришло или придёт письмо. Это я его отправила, но по ошибке тебе, а должна была Юльке. Понял?

— Ну.

— Что ну? Его ни в коем случае нельзя смотреть. Там у меня...

Сестра замялась.

— Ну, э-э-э, короче я... дурачилась, нафоткала себя... и отправила ей. Ну, то есть хотела ей отправить. А получилось тебе. Понял?

— Ага. От меня-то ты чего хочешь? — брат всё никак не мог сообразить, что было нужно ...

его сестре.

— Вот ты балда... Я не могу... Письмо не читай, и просто удали. Понял? Ты мне обещал! Так что учти — узнаю, что читал — убью.

Почесав подбородок, парень спросил:

— Хорошо, раз обещал — значит так тому и быть.

— Удалишь?

— Да.

— И читать не будешь?

— Нет.

На другом конце завопили от радости.

— Ты мой самый...

Никита оборвал связь. К чёрту всё. Ему нужно работать, а не дуристикой заниматься. Волка ноги кормят, а не селфи.

***

Сидя за чашечкой зелёного чая, и листая документы из папки, Никита заканчивал обедать в небольшом кафе прямо в здании, где располагался офис его фирмы. Точнее фирмы его отца, но так как отец перенёс инфаркт, и естественно не мог продолжать руководить, его место занял Никита. Ему шёл двадцать шестой год. Он прекрасно выглядел (правда, в последнее время он немного был не в форме, но это сказывалась напряжённая работа), хорошо питался и вёл здоровый образ жизни.

Боковым зрением он уловил стройные ножки своей секретарши, которая, продефилировав мимо его столика, подошла к стойке кафе. Да, а Виолетта очень даже недурна собой, подумалось ему. Странно, что у такой девушки, как она и нет мужа. Или парня. Ах ты чёрт! У него из головы совсем вылетело, что он обещал скинуть прайс на электронку одному человеку.

Отложив в сторону папку, Никита взял в руку смартфон, и зайдя на почту, отправил письмо. Затем задумался. На против строки «Корзина» стояла единичка. То самое удалённое письмо, которое он удалил не полностью. И вдруг ему вспомнилось, что на вопрос Кристины не будет ли он читать письмо, он ответил «нет». Следовательно, получается, что он может прочитать. Причём не нарушив своего слова, которым Никита очень дорожил. Тем более за что это его сестра могла кастрировать свою лучшую подругу? За селфи-фото? Что-то тут не так.

Внутренне решившись, Никита смело зашёл в «корзину», и, восстановив письмо, открыл его. Помимо уже известного обещания о кастрации к письму и в самом деле было прикреплено четыре фотографии. Хм, зная размах сестры, как-то для фотосессии маловато. Парень открыл первый документ. На фотографии виднелся текст, написанный шариковой ручкой по тетрадному листу в клеточку. Заинтригованный, Никита, решив, что лучше всего просмотреть это на стационарном компьютере, подхватил папку, и встав из-за стола, чуть не столкнулся лбом со своей секретаршей.

— Ой, Никита Александрович, простите меня! Я хотела...

Девушка страшно смутилась. Её босс быстро среагировал.

— Да что ты! Перестань. Это моя вина, что чуть было не влетел в тебя. Бежать нужно, работа. Так что ты меня извини.

— Как, а вы разве уже уходите? — Виолетта выглядела разочарованной.

Она с блюдечком бисквита уже собиралась сесть за один столик со своим шефом, и тут на тебе.

— Да, надо срочно бежать. Контракт горит! — уже на выходе крикнул её начальник, отметив про себя, что врать было не обязательно.

На фотографии при увеличении Никита отчётливо разобрал почерк своей сестры. Благо у Кристины стараниями мамы и перьевого паркера получился изумительный и разборчивый почерк.

«1 января. Новый Год отмечаем всей семьёй. Я, мамочка, папочка и мой любимый братишка. Как всегда, куча подарков, звонков, еды и моего любимого «Цезаря». М-м-м, обожаю его. Под столом нечаянно задела ногу Ника. Боже, внутри словно всё подпрыгнуло и по спине пробежали мурашки. Но это ещё ничего, по сравнению с тем, что я испытала, когда он меня поцеловал под бой курантов! Господи, что со мной происходит? Он же мой родной брат! Кстати маме папа подарил новые серьги, а мне новый айфон! УРА!!! Ник тоже сделал мне подарок. Гад! Прибила бы! Если бы могла...»

«2 января. Начался новый, 2014 год. С утра была вся мокрая. Приснился Ник. Никогда не могла даже подумать, что он будет мне сниться! Сон, правда запутанный, и много всякого бреда, но отчётливо помню, что я была голой перед ним в нашей ванной, а он на меня смотрел и поглаживал меня за ножку. Как сейчас чувствую, его прикосновенья... Бр-р-р-р. Хватит! Так неврастеничкой можно стать и в дурку отправиться. Приехали тётя Вика и дядя Рома. И их сын, мой двоюродный брат. К слову сказать, МОЙ брат куда лучше выглядит, чем этот козёл! Да ещё и умудрился меня типа слегка полапать, когда обнимал! Вот УРОД! Но ничего, я».

Четыре фотографии закончились, дав Никите больше вопросов, нежели ответов.

x